Советские деятели, сделав марксизм-ленинизм своей руководящей идеей, нанесли репутации марксистского учения колоссальный урон.

Да, такова участь выхолощенной идеи. Философская мысль, превращённая в набор штампов, перестаёт быть мыслью.

Строго говоря, марксизм-ленинизм окончательно выродился к середине 50-х. Да-да, после смерти Сталина. И дело не в том, что этот товарищ был каким-то выдающимся мыслителем, в отличие от «наследников». Скорее даже наоборот.

Но – обо всём по порядку.

Марксизм как учение или, если угодно, доктрина, был сформирован теми, кто считал себя «учениками» К. Маркса и Ф. Энгельса. Собственно, «классический» марксизм учением как таковым и не является. Это набор представлений и тезисов, оформленный в определённом количестве работ. И они отнюдь не исчерпывают всех вопросов, как стоявших перед мыслителями второй половины XIX века, так и современных. Особенно современных.

Да чего уж там говорить! Маркс не пишет, например, о социалистическом способе производства. Упоминает лишь о том, что таковой будет построен не на конкуренции, а на сотрудничестве. Даже определение слову «социализм» он не даёт. Коммунизм также описывается в работах Маркса достаточно скупо.

Кстати, о коммунизме. Само это слово существует ещё с первой половины XIX столетия. Что характерно, коммунистическое общество будущего описывается деятелями той эпохи, как некое совместное пиршество… с оглядкой на гильотину! При этом разделение на социалистов и коммунистов начинает прослеживаться ещё с 1842 года. И именно Маркс впоследствии пытается эти два течения идейно объединить.

Так вот. Ни программы построения коммунистического общества, ни формы принятия решений в коммунистическом обществе (за исключением рассуждений о демократии) в работах Маркса нет. Всё это предстояло разработать его последователям. Если им это будет интересно, конечно.

Интересно было, но каждому как-то по-своему. В итоге Каутский, например, пересказывая теорию Маркса и Энгельса, свёл всю доктрину к двум с половиной элементарным идеям об эксплуатации капиталистами рабочего класса.

Рабочему классу понравилось, кстати. 

Другим таким «упростителем» можно назвать Бернштейна с его «ревизионизмом». Будучи банковским служащим, он подошёл к делу просто и прагматично – если идея не работает, её отсеиваем. И доотсеивался до того, что пришёл к выводу – революции ждать не приходится. Ну серьёзно, многие посылы Маркса просто не работают. Значит, они не нужны.

Эдуард Бернштейн. Первый «ревизионист».

После такого, кстати, Плеханов предложил исключить Бернштейна из Социал-демократической партии Германии. Но его не послушали.

В общем, в рядах марксистов наблюдается разброд и шатание. И дело не в том, что среди последователей марксизма появляется всё больше сект. Просто в каждой из них либо продолжают с умным видом пересказывать друг дружке любимые цитаты из «Капитала» и «Анти-Дюринга», либо вымарывают из своего мировоззрения то, что не реализуется здесь и сейчас, посмеиваясь над точно таким же кружком по интересам, где делать этого не стали. Мыслители не хотят мыслить, не хотят искать ответов на вопросы, оставшиеся после смерти Маркса. А их таки осталось.

Именно в этот период и появляется ленинизм.

Термин «ленинизм» встречается уже в переписке партийных деятелей начала ХХ века. Правда, в ту пору он использовался больше как проявление иронии, а то и вовсе как ругательство. В первую очередь, меньшевиками, конечно.

Но время шло. История сама вознесла Ленина и компанию на гребень революционной борьбы и оказалось, что вопросы построения «нового» общества требуют ответов здесь и сейчас! И тут не помогают ни Каутский, ни Плеханов, ни Мартов, например. Революционный процесс уже был запущен. Пришлось практически с нуля формировать идеологию формирующегося государства. Да, именно государства, а не класса, как раньше.

Работа была проделана большая. Причём не только прикладная, но и вполне философская. Например, именно Ленин дал определение такому понятию, как «социальный класс». Да, до того, говоря о классовом обществе, никто не удосуживался элементарно упорядочить терминологию!

В целом же спектр ленинских философских интересов был чрезвычайно широк – от социальной справедливости до абсолютной истины и от патриотизма до женской эмансипации. По множеству вопросов он оставил огромное количество как статей, так и вполне солидных трудов.

Таким образом, ленинизм формируется в полноценную философскую систему. И в привычном нам понимании это слово стало применяться, ориентировочно, с 1923 года. Ну а после смерти Вождя мирового пролетариата слово «ленинизм» становится вполне официальным термином. Его используют Бухарин, Лукач, Зиновьев и, наконец, Сталин.

Забавно, что во многом именно идеи Бухарина легли в основу советской идеологии. Вслед за его падением (и, соответственно, расстрелом), его имя было вычеркнуто из справочников и учебных пособий. Коммунисту не положено было задумываться, что этот человек не всегда был «организатором правотроцкистского блока», но в своё время имел звание академика и написал замечательный труд «Теория исторического материализма».

В суть его идей мы вдаваться сейчас не будем – это потребовало бы отдельной статьи, а то и нескольких. Одно можно сказать с уверенностью – в последующие годы все учебники по истмату были напичканы фразами, тезисами и целыми абзацами, что называется «вырванными с мясом» из книги Бухарина. Недаром сам Ильич в своё время назвал Николая Ивановича «своим сыном». Что не мешало отметить, дескать «его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)».

Сталин и Бухарин.

Ещё при жизни Бухарина был издан сборник работ Сталина «Вопросы ленинизма». Во-первых, в нём даётся определение слову «ленинизм», несколько спорное — «марксизм эпохи империализма и пролетарской революции». А во-вторых, пересказываются (и, надо сказать, весьма добросовестно) ленинские взгляды по вопросам революционного государства, крестьянства, диктатуры пролетариата… И вот ведь, что забавно! Если внимательно вчитаться, можно заметить, что Сталин (если он лично писал это всё) умело синтезирует идеи Ленина и современников – того же Бухарина, Зиновьева… Кто-то скажет – «И Троцкого к тому же!..», однако к этой взаимосвязи мы обратимся как-нибудь отдельно.

Кстати, там же можно встретить тезис о «построении социализма в отдельно взятой стране». Тезис, между прочим, абсолютно не ленинский и выдвинутый как бы в пику Троцкому, радевшему за «перманентную революцию». Взят он, что характерно, из работ того же Бухарина.

Впрочем, мы отвлеклись. Речь сейчас идёт не о взглядах того или иного советского деятеля. Важен сам факт того, что они были, взгляды эти! На полном серьёзе в ранней советской прессе шла полемика по ключевым идеологическим вопросам. Да и не только в прессе. Тот же Зиновьев пишет в «Большой советской энциклопедии» (начала издаваться в 1926 г.) статью о ленинизме. И – о ужас! Позволяет себе усомниться в «построении социализма в отдельно взятой стране»! Он-то надеялся «лягнуть» Бухарина, но рикошетом от Лучшего друга пионеров прилетело и самому Зиновьеву.

В любом случае, к середине 30-х годов советский марксизм стремительно начинает «бронзоветь». Теоретические споры по понятным причинам сходят на нет. А кто не согласен, тот отправляется поправлять здоровье на курортах Золотого кольца Сибири. Официально считается, что социализм в СССР победил – нет эксплуататорских классов, значит нет эксплуатации. Значит, нет капитализма. Значит, социализм. Логично?

Сталин продолжает выступать со статьями, клеймящими противников «генеральной линии». Разумеется, с марксистской точки зрения клеймящих и с опорой на ленинизм, как сам дядюшка Джо его понимал. Например, с упором на построение социализма в отдельно взятой стране. Как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая Партия. Кто-то против?

Правда, сам Ленин об этом не писал. Но это уже становится не слишком важно.

Философская мысль в СССР замирает. Любой несусветный бред можно обернуть в кумач «правильных» цитат и подать как истину в последней инстанции. Которую, разумеется, донесли до смертных Отцы-Основатели. Их слова нужно всего лишь правильно понять! А если какие-то высказывания Маркса или Ленина противоречат Генеральной линии Партии, тем хуже для того, кто их поднял.

Таким образом, философия окончательно становится элементом политики. Под красным соусом были разгромлены не только те, кто имел свою личную точку зрения на труды Маркса. Да и не только на них. Что, гражданин профессор, не можете обосновать с позиций марксизма-ленинизма полезность ваших писулек? Товарищ капитан, оформите этого вредителя-кибернетика!

С низвержением всем известного культа идеология окончательно принимает своего рода «стройность». Элементы волюнтаризма из неё выжигаются, что называется, калёным железом. Марксизм-ленинизм приобретает законченность и цельность. 

Таким образом, советская идеология сакрализуется окончательно. Нет Великого Вождя, нет того пророка в Отечестве, который внесёт в господствующую парадигму хоть какие-то значимые изменения. Ленинизм фактически «мумифицируется». Его преподаёт множество кафедр по всей стране, но посягнуть на личное толкование хотя бы точки в строчке никто не рискует.

Оказавшись выхолощенным, советский марксизм перестаёт быть мыслью и становится набором пыльных книжек на дальней полке. Вульгаризация левой мысли её фактически и уничтожила, отлично подготовив морально население СССР к ликвидации державы. Люди постепенно поняли, что старые штампы неприменимы к меняющейся жизни. А значит – и не нужны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *