На протяжении всей моей жизни мне представлялся определенный образ Франции. Он складывается как чувством, так и разумом. Эмоциональная часть видит Францию как сказочную принцессу или Мадонну на картине, которой суждена великая и исключительная судьба. Инстинктивно я чувствую, что Провидение создало Францию, чтобы та стала образцом великих свершений или роковых несчастий. Шарль Андре Жозеф Мари де Голль

Голлизм международные отношения
Рис. 1. Шарль Андре Жозеф Мари де Голль

Существует стереотип, что французская нация холодно относится к США. Возникают логичные вопросы: каковы предпосылки данного явления, и какие отношения между этими странами сейчас? Для ответа на них необходимо проследить историю франко-американских отношений, начиная от истоков Пятой французской республики.

«Ключом» к пониманию французской политики будет личность ее основателя, генерала Шарля де Голля, ведь именно благодаря ему эта страна является такой, какой мы ее видим теперь.

В этой статье мы дадим ответы на вышеперечисленные вопросы, начав с объяснений причин, а затем поговорим о том, действительно ли сегодня во внешней политике Франции присутствует антиамериканизм.

Пятая французская республика образовалась 4 октября 1958 года, и ее первым президентом стал Шарль де Голль. Она пришла на смену Четвертой республике, разрушившейся в результате процесса повсеместной деколонизации в контексте поствоенного периода, которая представляла собой мощную метрополию с большим количеством заморских земель, навязывающую подконтрольным территориям свой язык и культуру.

Новая же республика по площади стала в разы меньше, чем также обязана де Голлю (он принял сложное для такой колониальной державы, как Франция, решение даровать колониям независимость). С первых же моментов правление генерала стало персоналистским, и его образ, «мистический и крайне романтичный», повлиял на восприятие страны на международной арене. Эта романтика и персонализм проявляются прежде всего в словах де Голля о Франции и своей роли в ней (он представляет свою страну как «сказочную принцессу или Мадонну на картине»). Де Голль считал себя ответственным за ее гордость и имидж, не доверяя никому другому принимать важнейшие решения (о чем поговорим в дальнейшем). Генерал имел четкое видение, какой должна быть страна на внешнеполитической арене и недвусмысленно транслировал его. Франция де Голля — это стратегически сильное государство с мощным военным потенциалом и ядерным оружием, имеющее мировое влияние в различных сферах. Эти принципы правления сегодня известны больше как «Доктрина голлизма». Впрочем, полноценной доктриной они не являются, поскольку никогда не были собраны в единый официальный документ (в отличие, скажем, от «Апрельских тезисов» Ленина). Голлизм не стал официальной идеологией, но под этим термином понимается определенное политическое течение, принципы которого заложил Шарль де Голль. Это отозвалось в правлении его последователей. Голлизм повлиял на историю развития современной Франции, а в особенности на ее международные отношения.

Принципы Голлизма

1. Шарль де Голль был приверженцем реализма в международных отношениях — течения политической мысли, провозглашающего, что все страны озабочены лишь наращиванием собственной мощи, и кооперация между ними почти не имеет места.

Теоретик голлизма, Джордж-Генри Сюту, указывает на национализм генерала, а также на его слова о том, что Франция имеет все шансы и привилегии на то, чтобы стать великой державой, и единственная возможность сохранить ее честь — сражаться за нее, не останавливаясь. Стэнли Хоффман и Питер Фиш также подчеркивают, что вся карьера де Голля была нацелена на возвращение Франции ее величия и уникальности, а дипломатическую и военную 17 независимость он считал неприкосновенной. Интересы нации были для него превыше всего.

Точно так же он предпринимал попытки остановить евроинтеграцию, опасаясь, что межнациональные организации навяжут странам-членам свои интересы.

Мыслям де Голля соответствует теория интерговернментализма. Она гласит, что в процессе регионализации (в нашем случае, становлении Европы как союза государств) национальное правительство и интересы нации находятся в приоритете. Решения об интеграции принимаются на переговорах, где правительства продвигают свои национальные интересы, и самые сильные правительства превалируют. Регионализм Европы, таким образом, выигрывает от объединении сил в едином союзе: державы являются друг для друга либо угрозой, сдержать которую способна эта интеграция, либо источником общей стабильности и координации. Де Голль, понимая преимущества нахождения в союзе с другими европейскими державами, готов был интегрироваться в Европу до тех пор, пока национальные интересы не идут вразрез с этим процессом.

Таким образом, в истоках зарождения Пятой французской республики прослеживаются идеи о преследовании геополитических интересов нации и наращивании ее военной мощи.

Голлизм международные отношения
Рис. 2. Встреча Ричарда Никсона с де Голлем, — вскоре после прихода к
власти первого и незадолго до отставки последнего, 1969

2. Еще одна отличительная черта голлизма — антиамериканизм, или враждебное отношение к США. Однако сказать, что отношения между Штатами и Францией оставались плохими на протяжении всего XX века, было бы непростительной ошибкой. Гораздо точнее их описывает выражение «со взлетами и падениями», причем падений было больше, чем взлетов. Возникает логичный вопрос — почему?

Во-первых, их взгляды на внешнюю политику сталкивались. Французское правительство стремилось к полной автономии от других держав, в то время как правительство США позиционировало свою страну как гегемона.

Важен и исторический контекст. До Второй мировой войны Европа была центром мира. Однако после войны на поле выдвинулись новые сильные игроки, такие как США и Япония. Теперь неевропейские державы могли диктовать миру свои условия. Президент Франции, привыкший к величию своей страны, стремился вернуть ей былое положение и враждебно относился к этим «новичкам».

Во времена де Голля одной из геополитических целей Франции было заполучить лидерство в Европе через сильную политическую связь с Германией, а затем вернуть мировое влияние, как политическое, так и культурное. Таким образом, интересы правительств США и Франции были взаимоисключающими (США стремились сохранить, а Франция вернуть лидерство в мире), и никто не хотел отступать от цели.

Мешали и идеологические различия. Для Франции, колыбели европейской идеи гуманизма, высокой культуры и искусства, либерализм Запада был совершенно непонятен и неприемлем.

Были и взлеты. Так, во времена холодной войны и биполярного устройства мира правители европейских стран выбирали, по какому пути пойти. Выбор был между социалистическим и капиталистическим укладом. Де Голль, конечно же, боялся угрозы Французской независимости, поэтому не желал присоединяться ни к какому блоку и стремился проложить третий путь между ними. Однако в итоге Генерал принял решение примкнуть к США. Аргумент был таков: без США невозможно было бы поддержать мир и баланс на международной арене, что на тот момент было в приоритете у Франции. Капиталистическая система также была более привлекательна и привычна для президента. К тому же от этого сотрудничества можно было получить преимущества, ведь в плане технологий и местного самоуправления Штаты превосходили и Францию, и СССР. Так, члены правительства Франции посылали в Америку своих экспертов для изучения их процессов приватизации, чтобы впоследствии перенять опыт.

Человеческий фактор также сыграл важную роль в установлении связей между странами. Так, отношения де Голля и Рузвельта изначально были натянутыми по свидетельству современников. Американский лидер считал, что претенциозные манеры его французского коллеги не подходили его статусу. Дело было в том, что Рузвельт считал де Голля незначительной фигурой и преуменьшал вклад Франции в победу во Второй мировой войне, а де Голль, напротив, преувеличивал его. После войны Франция потеряла свои колонии и уменьшилась в пространстве до одной страны в центре Европы, что стало ударом по ее имиджу. Де Голль пытался отстоять образ своей страны, нападками встречая такие заявления Рузвельта. Со своей стороны, Рузвельт был недоволен тем, что вклад США в победу таким образом обесценивается.

Итак, сложность отношений между этими двумя странами в послевоенные времена объясняется сменой центра сил на мировой арене.

3. Исследователи политики де Голля, все без исключения, признают, что в приоритетах генерала всегда находилась автономия Европейского региона. Из написанного выше понятно, что именно это стало причиной скептицизма по отношению к США.

Для того чтобы достичь независимости внутренней и внешней политики, де Голль сформировал свою Францию как государство с сильным лидером и квазивоенной (милитаристской) структурой. Да-да, его правление было персоналистским и скорее авторитарным, например, Де Голль лично контролировал всю внешнюю политику страны. На внутренней политике это отразилось в том виде, что его ответом на сражающиеся за власть и деньги группы было учреждение сильной исполнительной власти.

Во внешней же политике это привело к выходу Франции из НАТО в 1966 году. Ярким политическим жестом было то, что де Голль перенес ее штаб квартиру из Парижа в Брюссель. Что интересно, в то же самое время страна начала производить собственное атомное оружие.

О чем же нам все это говорит? Атомное оружие Франции должно быть только под руководством непосредственно Генерала де Голля. Ни в коем случае оно не должно быть включено в переговоры сверхдержав о сдерживании гонки вооружений.

Немаловажную роль сыграло и то, что, находясь в НАТО и приобретая американские ракеты, Французская Республика зависела бы от американских поставок — а это просто недопустимо для ее руководства.

Говоря о независимости, стоит отметить и сферу экономики. В этом вопросе мнение первого президента было следующим: суверенитет нации неразрывно связан с национальной валютой. Именно поэтому он не переставал отвергать идею о введении единой европейской валюты вплоть до конца XX века. Его альтернативой была «общая» валюта, которая бы выпускалась наряду с национальной.

4. Франция де Голля, безусловно, стала персоналистским государством. Образ Генерала придал образ всей стране — романтический, немного старомодный, властный, окутан- ный дымом сигарет. Францию он одушевлял, был к ней эмоционально привязан.
Характерной чертой правления была близость к народу. Например, президентские выборы для де Голля были, как он сам выразился, la rencontre entre un homme et un peuple (свиданием между человеком и народом).

Голлизм
Рис. 3. Для многих французов Шарль де Голль остается символом предан- ного служения своему народу

Также, президент не использовал в своих речах слова “партия”, вместо него предпочитая “движение”, “союз” (“rassemblement”, “union”), объясняя это желанием представлять интересы всех людей Франции без идеологических и социологических ограничений.
Однако, исследователи говорят, что на самом деле вышеописанный образ в какой-то степени был сформирован искусственно посредством средств массовой информации.
Итак, на примере Франции мы видим вмешательства “персоны” в политические институты, при котором такой тип правления укоренился в системе государственного устройства.

Читайте также: Made in China или особенности восточного менталитета в торговле

Голлизм и лидеры Франции 21 века

Это были особенности правления Шарля де Голля. Да- вайте же посмотрим, насколько и в каком виде Голлизм сохранился в Пятой Французской республике 21 века.

  1. Жак Ширак.
Голлизм
Рис. 4. Жак Рене Ширак


Исследователи признают, что в целом Ширак был последователем де Голля во многих отношениях, однако он совершил разрыв с его “традиционным” течением. Именно при этом президенте французская национальная валюта была заменена единой европейской. В то же время Ширак принял решение односторонне возобновить тестирование атомного оружия в Тихом океане, что было в стиле де Голля.
В отношении Европы президент взял курс на становление ее как важного игрока на мультиполярной международной арене. Де Голль стремился уменьшить влияние Европы на страну в биполярной структуре. В реалиях времени Жака Ширака она стала инструментом для Франции в борьбе с США за мировое влияние.
В зарождающемся многополярном мире Франция переменила вектор политики в пользу более тесной европейской интеграции.

2. Николя Саркози.

Франция внешняя политика
Рис. 5. Николя Поль Стефан Саркози де Надь-Боча


Мнения историков по поводу того, придерживался ли Саркози принципов де Голля, расходятся. Несомненно, этот президент был экстраординарной личностью с “захватывающим дух эго”. В вопросах международных отношений он был слишком активным и импульсивным и хотел, чтобы Франция принимала участие во всех мировых процессах. Не для самой Франции как таковой, а для впечатляющего медийного эффекта.
Такой образ сильно контрастирует со стилем де Голля: первый президент был “отдаленным, монархическим”, в то время как Саркози — “повсеместным Гиперпрезидентом”.

Внешняя политика также сильно расходились с классическим “Голлизмом”. Именно при Саркози Франция снова вступила в НАТО. Для президента это было стратегическим решением: он считал, что было бы легче влиять на НАТО изнутри, а не снаружи. Однако ему пришлось совершить много уступок, и в конце концов роль Франции в организации была ограниченной.
Во времена кризиса Еврозоны США и Франция нашли общие интересы. Обе стороны не устраивала экономическая политика Ангелы Меркель в отношении ЕС (Французским властям нужно было уменьшить вес остальных Европейских столиц, а президенту США было выгодно изменить баланс сил).
Саркози ценил Евросоюз намного больше, чем предшественники. Историки называют его Европопулистом (а де Голля — Евроскептиком). Президент считал, что ЕС сможет защитить народ от надвигающейся опасности глобализации. Это, однако, не мешало принимать Саркози решительные односторонние решения во внешней политике, не считаясь с союзниками. Так, он внезапно отозвал французские войска из Афганистана, чем удивил мировое сообщество.

В целом, полный противоречий образ “вездесущего” президента Саркози контрастирует романтичному и меланхолическому образу де Голля. Различия, как мы увидели, присутствуют и в их политике. Особенно в отношении США. Отношения Саркози с Америкой были намного теплее, чем во времена де Голля.

3. Франсуа Олланд.

Франция президент
Рис. 6. Франсуа Жерар Жорж Николя Олланд

Следующий президент стал полной противоположностью предшественнику. Его характерными чертами было прозрачность и предсказуемость для международных партнеров. Одновременно с этим, ему не хватило харизмы де Голля. Некоторые исследователи отмечают “непрезидентскую манеру” правления Олланда.
С Вашингтоном при нем по-прежнему были близкие отношения, так как их общие интересы во время экономического кризиса Евросоюза все еще имели место быть. Долгосрочного стратегического плана на внешнюю политику Франции у президента не было, так как все силы были направлены именно на разрешение продолжающегося экономического кризиса в ЕС.
В целом, в этот период Франция вела политику отдаления от Евросоюза, в то же время фокусируясь на решении проблем в нем. Однако именно эти проблемы заставили страну сближаться с США.

4. Эмманюэль Макрон.

Международные отношения
Рис. 7. Эммануэль Жан-Мишель Фредерик Макрон


Эмманюэль Макрон столкнулся с непростым положением вещей, как только наступил его срок. Так, в Европе, наря- ду с продолжающимся экономическим спадом, назревали проблемы миграции, Брексит, терроризм. В самой Франции прослеживалось недовольство профсоюзов, рост безработицы и дефицит бюджета. Но эти вызовы предлагали и некоторые возможности: например, выход Лондона из состава ЕС означал, что теперь в лидерстве союза оставались только Париж и Берлин.

Макрон взял курс на радикальные изменения во многих областях: реформировал рынок труда, ввел универсальный режим социальных пенсий, изменил порядки внутри государственной железнодорожной компании SNCF, лишив работников статуса госслужащих. Некоторые из реформ, однако, вызвали стихийные забастовки, а осенью 2018 года на улицы вышли “желтые жилеты” (в ответ на заявления правительства поднять налог на дизельное топливо с целью защиты окружающей среды). И во время выборов, и после них Макрон говорил о своем желании возродить величие Франции и ЕС (на манер своего кумира де Голля). Однако французский народ на всем протяжении своего существования привык отстаивать свои права и не может смиренно терпеть каких-то либо лишений. Макрон держал в голове долгосрочные цели (такими как борьба с климатическими изменениями, повышение рентабельности госкомпаний), тогда как жители страны заметили, что в моменте их качество жизни ухудшается.
Что касается США, то у президента следующая стратегия: он придерживается исключительно прагматичного подхода к Штатам и Великобритании, критикуя слепой Атлантизм и осуждая тех, кто надеется, что решение всех проблем придет из этих регионов.
Отличие от риторики де Голля состоит в том, что Макрон по большей части использует концепцию мягкой силы. Во времена де Голля присутствовали милитаристские настроения, был фокус на оружие, тогда как Макрон в рамках мягкой силы с помощью институтов образования, культуры, масс медиа призывает государства участвовать в Парижском соглашении с целью улучшения экологической ситуации, следовать концепции прав человека, Евроинтеграции, принимать беженцев.

Заключение

Какие же выводы мы можем сделать?
Правителям Франции потребовалось много времени для того, чтобы смириться с новым положением дел, а именно с тем, что Европа больше не является определяющей и центральной силой в мире (как было примерно до середины 20 века). С самого рождения Пятой Французской республики президенты делали все, чтобы вернуть стране былое величие и возродить контроль над мировыми событиями. При нынешнем правлении президента Макрона это проявляется в том, что страна с готовностью принимает беженцев и стоит во главе решения одной из наиболее волнующих Запад проблем — борьбы с глобальным потеплением. Эти темы являются для руководства Европы насущными, и тот факт, что их разрешением занимается Франция, прибавляет уважения к ней со стороны ЕС.
“Кризис идентичности” Пятой Французской республики также сказывается на ее международных отношениях. Пытаясь встать на один уровень с нынешними странами- лидерами в политике, культуре, технологиях, власти страны нередко отвергают руку помощи с их стороны (на манер Шарля де Голля, вышедшего из НАТО и отвергающего дальнейшую Евроинтеграцию).
Поможет ли нынешняя стратегия правительства Франции вернуть ей статус великой и влиятельной державы — уже другой вопрос…

Читайте также: Долгий путь к Бреттон-Вудской системе


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *